Информационно-аналитическое агентство о событиях в России и в мире
Америка ищет спасения в войне. Почему спокоен Путин? Антипутинцы Истинный суверенитет Предложение Путина о совместной ПРО «РФ-ЕС-НАТО» вызвало оторопь Альянса Что умела 10-летняя девочка более 100 лет назад? Своя игра: как Российская империя объявила бойкот МОК и сама провела Олимпиаду The National Interest, США. Россия не собирается отступать на Украине В России, за три года шоковой терапии 90-х, одних лишь мужчин среднего возраста скончалось 12 млн Каждая маленькая девочка мечтает о большой любви Война миров между достоинствами Путина и американской демократией До Крыма осталось два пролета моста К-324, или как советская подлодка увезла у американцев из-под носа их сверхсекретное оборудование Морские истребители оснастили «сверхзвуковой смертью» США и Европа больше не верят Киеву, потому что тот их кинул ПВО Сирии сбили над пригородом Дамаска ракеты Израиля
  
 
4 декабря 2017 18:20  |  Аналитика  |  KRiOGeN
ПОДЕЛИТЬСЯ
В СОЦ.СЕТИ:

Истинный суверенитет

Алексей Анпилогов



Почему сегодня Россия как никогда близка к созданию самодостаточной финансовой системы.

За истекшие 10 месяцев 2017 года чистый отток капитала из России составил, по данным Центробанка РФ, сумму в 10 млрд долларов США и по итогам 2017 года может составить около 12 млрд долларов.

По сравнению с предыдущими годами динамика оттока капитала из России имеет тенденцию к уменьшению — в 2016 году Россию покинуло 19,2 млрд долларов США, а годом ранее цифра была и того больше — в 2015 году из России вывезли 57,5 млрд долларов.

Остаётся проблемой и нелегальный вывоз российского капитала. Согласно данным ЦБ РФ, он составляет сегодня около 20% от официальной цифры потерь капитала страной. Впрочем, такого рода «теневой» вывоз является не более чем жалким ручейком от прошлого бурного потока — ещё в начале 2000-х годов по нелегальным схемам из России выводилось до 76% всей утечки капитала.

Однако при детальном анализе событий последних двадцати лет можно сказать, что сегодня Россия как никогда близка к задаче построения суверенной финансовой системы, которая будет по-настоящему независима от мирового финансового монстра, контролируемого странами Запада, в первую очередь США.

Капиталисты всех стран, соединяйтесь!

Проблема вывоза капитала из России, несмотря на успешную борьбу Центрального банка и правительства России с этой негативной тенденцией, продолжает оставаться одной из «язв» российской экономики.

Вывоз капитала — это крайне неприятное явление для любой экономики и связано оно с тем, что в таком сценарии страна теряет результаты труда своего населения, которые в этом случае, обычно в самой ликвидной, денежной форме, покидают пределы государства и страны.

При этом полностью запретить вывоз капитала практически невозможно — обычно такого рода операции мотивируются «будущими прибылями», которые затем должны вернуться в страну происхождения капитала. Да и международное разделение труда подразумевает постоянные трансграничные потоки денежных средств, которые переводятся за рубеж в оплату товаров, услуг и прав интеллектуальной собственности.

Конечно же, любая страна пытается ограничить вывоз своего «домашнего» капитала и одновременно создать условия для ввоза капитала иностранного. Именно под знаменем прихода «иностранных инвестиций» в России, да и в других странах бывшего СССР, в 1990-е годы под диктовку американских экономических советников был создан сверхлиберальный режим перемещения капитала. Закономерным итогом стала колоссальная утечка капитала из России, что поставило страну буквально на голодный паёк: вывозились не только текущие прибыли, но и основной капитал, накопленный десятилетиями упорного труда советских и русских людей.

Цифры вывоза капитала на рубеже 2000-х годов просто поражают воображение: так, в 1999 году, на фоне мирового и российского финансового кризиса из страны было вывезено около 21 млрд долларов США, что тогда составило около 10% российского ВВП. В следующем 2000 году этот рекорд был даже побит — из России утекло 24,8 млрд долларов, и только быстрое восстановление экономики обусловило то, что относительный немного уменьшился — до уровня 9,5% от российского ВВП.



В последующие годы российские власти смогли немного обуздать отток капитала — в 2001–2007 годах вывоз капитала из России стабильно уменьшался, а в 2006–2007-м годах, на фоне нарастающего финансового кризиса в мире, Россия даже вышла на положительное сальдо по притоку капитала — за эти два года в страну попало 43,7 и 87,8 млрд долларов тех самых вожделенных «иностранных инвестиций». Однако, как оказалось, это была во многом «отравленная» таблетка мировой финансовой системы, которая скорее не вылечила Россию, но усугубила течение болезни.

По сравнению с предыдущими годами динамика оттока капитала из России имеет тенденцию к уменьшению — в 2016 году Россию покинуло 19,2 млрд долларов США, а годом ранее — 57,5 млрд долларов.

Мир победившего финансового капитала

Проблемой притока иностранного капитала в Россию в 2006–2007 годах, который вроде бы составил немалую сумму в 131,5 млрд долларов, была его природа.

Как уже упоминалось, обычный приток капитала позволяет увеличить национальное богатство. Денежные средства в капиталистической экономике вкладываются в национальную экономику, что позволяет создать производства, обеспечить занятость населения, увеличить потребление и добиться мощного мультиплицирующего эффекта в экономике, состояния, когда «все стали немного богаче, а кое-кто даже разбогател».

Понятное дело, что основным выгодополучателем в таком процессе остаётся сам капиталист, так как в виде прибыли он с течением времени получает всю начальную инвестицию, после чего переходит в режим вывоза капитала. Однако в классической экономике такой процесс сопряжён с известной формулой «деньги — товар — деньги/штрих», в которой капиталист оказывается намертво связан и с производством, и со страной, в которой размещён его завод или фабрика.

Такие инвестиции называются и являются по сути долгосрочными — их невозможно «вынуть» из страны, они облачены в форму станков, сырья, готовой продукции, производственных линий, земли, технологий и квалифицированных кадров.

Однако уже в середине ХХ века в мировой капиталистической практике широко распространился совсем другой тип инвестирования, стыдливо называемый «портфельным». Такого рода инвестор обычно использовал уже чью-то производственную деятельность, а сам оперировал лишь вторичными финансовыми инструментами — тем самым «портфелем» акций, облигаций, опционов, фьючерсов и иных изобретений финансовых директоров. Это позволило портфельным инвесторам не быть связанными с конкретным производством или же со страной, где оно расположено. Обычно их желанием было либо получение стабильного купонного (процентного дохода), либо же и вовсе — игра с курсом акций или облигаций.

Большая часть пришедших в 2006–2007 годах в Россию иностранных инвестиций была именно портфельными и осуществлялась на очень краткосрочной основе. Иностранные деньги просто видели в тот момент в России удобный рынок для быстрого и практически гарантированного дохода, некую «тихую гавань», в которой удобно пересидеть острую фазу мирового кризиса, да ещё и получая при этом немалый доход.

Кроме того, надо сказать, что такой исторический шанс был бездарно упущен и самим российским бизнесом: большая часть этого финансового «золотого дождя» была пущена российским капиталом на такую же финансовую игру или же на текущее потребление, в то время как основные фонды и производственные технологии были модернизированы в крайне недостаточном объёме.

Российский бизнес оказался не готов к умному использованию иностранных инвестиций в 2006 г. Да и сами инвесторы интересовались лишь спекулятивным доходом. «Тихой гавани» из России не получилось.

Тяжёлое похмелье после обильной халявы

Расплата за банкет 2006–2007 годов не заставила себя долго ждать. На фоне главной волны финансового кризиса, которая условно стартовала с падением американского инвестбанка «Леман бразерс», обратный отток капитала накрыл и Россию.

Как уже было сказано, большинство стран мира имеет гораздо более жёсткое финансовое законодательство, нежели Россия, в силу чего крах «Леманов» тут же поставил перед многими западными инвесторами простую дилемму — или пойти в тюрьму, или же пойти на срочный возврат своих капиталов из России, чтобы закрыть дыры в своих прохудившихся балансах.

Кроме того, крах мирового финансового рынка ударил и по Российской Федерации — произошло глобальное падение на мировых сырьевых рынках, последствия чего во многих отраслях ощущаются и поныне. Для России же особенно чувствительным оказалось падение цен на нефть, газ и металлы промышленной группы.

На фоне такого кризиса сразу же возросли и абсолютные цифры бегства капитала. Новый антирекорд воспоследовал в 2008 году (из страны ушли все средства, попавшие в Россию в 2006–2007 годах, — 131,6 млрд долларов), а в 2009–2013 годах отток капитала продолжался даже более усиленными темпами, чем в конце 1990-х — ежегодно из России после кризиса 2008 года вывозилось от 30 до 80 млрд долларов. Ситуацию лишь частично спасал рост экономики в этот период и в предыдущие годы, в результате чего в относительных цифрах вывоз капитала из России составлял «лишь» 3-5% ВВП. Однако и такие относительные цифры говорили о том, что около половины всей создаваемой Россией добавочной стоимости тут же под различными предлогами вывозилось за рубеж.

Последний удар и живительные санкции

Следующий антирекорд по вывозу капитала из России был поставлен в 2014 году. Основной причиной этого процесса стали не только традиционные экономические причины, но и геополитическая нестабильность, вызванная кризисом на Украине. Присоединение Крыма и введение западных санкций против России вызвало самый сильный и, хочется верить, последний крупный отток капитала из России — в 2014 году из страны ушло около 153 млрд долларов, самая большая сумма за всю историю независимой России.

Для российской экономики это был удар, сравнимый по силе с событиями 1999–2000 и 2008 годов — в относительных цифрах отток капитала составил 7,4% от российского номинального ВВП. Россию, как и в прошлые разы, спасла лишь уникальная ресурсная избыточность экономики — несмотря на ужасные цифры вывоза капитала, которые бы погубили любую другую страну, для России это означало лишь невозможность развития и топтание на месте, что ожидаемо и произошло с экономикой в 2015–2016 годах.

Более того, надо сказать, что, создав ситуацию экономического санкционного давления на Россию, Запад фактически дал в руки российских властей мощнейший инструмент борьбы с оттоком капитала и позволил глобально поменять правила игры на российском финансовом рынке. Будучи в прошлом зависимой от западного портфельного (читай: спекулятивного) капитала, российская банковская система во многом разучилась финансировать реальный сектор, предпочитая раздавать быстрые и лёгкие деньги, выдаваемые под покупку западных потребительских товаров.



Вынужденный уход западного финансового капитала создал неприятный вакуум на российском банковском рынке, который тут же начал засасывать наименее успешные и наиболее рисковые российские банки, привыкшие за годы «денежной халявы» иметь практически неограниченный доступ к мощным ресурсам западного финансового рынка. Кроме того, ещё одна категория банков просто оказалась вне закона, так как именно они поддерживали массу «серых», а то и открыто «чёрных» схем вывода российского капитала за рубеж. Конечно, кроме негодяев-банкиров, неизбежными жертвами оказались и доверчивые вкладчики обанкротившихся банков, однако в целом это оказалось приемлемой платой за пусть и неполное, но оздоровление банковской системы России.

Что дальше?

Итак, хочется верить, что цифра в 12 млрд долларов вывоза капитала из России в 2017 году, которую, возможно, надо будет написать как «от 12 до 14 млрд долларов (с учётом нелегального вывоза капитала)», теперь стала читателям более понятной.

Такая немалая сумма, в общем-то, составляет лишь около 1% российского ВВП и чуть меньше 8% от безумного антирекорда 2014 года. Налицо — системные усилия Центрального банка России и правительства страны, которые направлены на расчистку «авгиевых конюшен» в российской банковской системе и на приведение экономики в состояние если не нулевого, то, по крайней мере, управляемого оттока капитала. Вторым моментом, безусловно, является создание предпосылок и работающих механизмов, которые необходимы для суверенности и независимости собственной финансовой системы Российской Федерации.

Судя по всему, уже в ближайшее время такую суверенную банковскую систему, способную работать в условиях недостатка иностранного капитала и ограниченного к нему доступу, России предстоит построить просто явочным порядком. И дело тут даже не в возможном сохранении антироссийских санкций, которое, кстати, представляется достаточно вероятным даже в долгосрочном периоде.

Ситуация состоит в ином — скорее всего, существующий «мировой финансовый уклад» доживает сегодня последние годы. Доллар, будучи основой и фундаментом мировой финансовой системы вот уже на протяжении более полувека, сегодня находится под атакой со стороны сразу нескольких мировых валют. Самыми опасными его конкурентами являются евро и юань, которые уже однозначно заявили о себе как о новых резервных валютах. Не исключено, что в ближайшем будущем мы можем увидеть весьма неприятный повтор исторических событий 1930-х годов, которые прошли и под знаком борьбы за мировой резервный статус между английским фунтом стерлингов и американским долларом. Стартовав с Великой Депрессии 1929 года, это десятилетие закончилось ужасом Второй мировой войны, и дай Бог, чтобы нынешнее переформатирование мировой финансовой системы не проходило в столь же кровавых декорациях.

Конечно же, для России это глобальное противостояние США, Европы и Китая, в каких бы союзах и противоборствах оно ни проходило, не является зоной «жизненных интересов». Задача России в таком варианте будущего — обуздать мировой финансовый капитал и его агентов внутри страны либо же тотально ограничить их сферу влияния, создав систему управляемых государством шлюзов, через которые можно обеспечить приток добросовестных инвесторов в страну, которые смогут работать в интересах реальной экономики и производства. Как показывает практика Китая, Индии, Бразилии и других стран, такая схема работы вполне жизнеспособна и позволяет в полной мере использовать мировой рынок капитала, при этом не попадая в кабальную зависимость от его воли.

Задача России — обуздать мировой финансовый капитал, создав систему шлюзов, через которые можно обеспечить приток добросовестных инвесторов, которые будут работать в интересах реальной экономики.

И хочется верить, что негативный опыт 1990–2000 годов позволит России в будущем избежать всех тех ошибок, которые и обусловили потерю страной около 0,5 трлн долларов США за последние 20 лет. Достаточно сказать, что это соответствует тому, что в 2017 году Россия почти пять месяцев проработала бы в «сундук», который бы потом взяли и вывезли куда-то на Каймановы острова или же в Панаму.

Так что хватит работать на «дядю», пора оставлять деньги в собственной стране!

Сегодня Россия как никогда близка к задаче построения суверенной финансовой системы, которая будет независима от мирового финансового монстра, контролируемого странами Запада, в первую очередь США.

Алексей Анпилогов
Источник


Источник: https://matveychev-oleg.livejournal.com/6555985.html

Теги: #РуСМИ #Русский Код #капитала #— #России #млрд #финансового #мировой #около #долларов #российского #годуфинансы #экономика России #санкции

43 просмотров.

Смотрите также

Подписаться / Регистрация

 

Наши партнеры     Все партнеры

 
Top