Информационно-аналитическое агентство о событиях в России и в мире
 
29 сентября 2017 11:00  |  История  |  KRiOGeN
ПОДЕЛИТЬСЯ
В СОЦ.СЕТИ:

Противостояние русских и немецких офицеров в джунглях Латинской Америки

Большинству россиян ничего не известно о Чакской войне, которая произошла между Парагваем и Боливией в 1932-1935 годах. В этом нет ничего удивительного, ведь этот военный конфликт разгорелся за тысячи километров от Европы, на другой части света. При этом данная война стала самой кровопролитной латиноамериканской войной в XX веке.

Боевые действия развернулись из-за притязаний сторон на часть области Чако. Война, которая продолжалась больше трех лет, унесла жизни более 100 тысяч человек обеих воющих стран. Причиной и катализатором данной войны стала нефть, а точнее ее запасы. В 1928 году возникли реальные предположения о том, что данная область богата запасами черного золота. В борьбу за обладание регионом вступили две крупнейших нефтяных корпорации: британская Shell Oil, которая поддерживала Парагвай и американская Standard Oil, поддержавшая Боливию.

Были у данного военного конфликта и другие причины, к примеру, застарелые территориальные споры между странами, которые возникли на руинах испанской колониальной империи в Южной Америке. Так территориальные споры между Боливией и Парагваем из-за Северного Чако начались почти сразу же после обретения данными государствами независимости. Одной из причин возникновения и развития конфликтной ситуации стало то, что испанская колониальная администрация не произвела в свое время точного разделения административных единиц — вице-королевств Перу и Ла-Плата. Граница в этом бедном ресурсами и слабо заселенном районе была весьма условной и самих испанцев волновала мало.

Иван Тимофеевич Беляев, 1900 год

Данные события мало бы волновали нас и сегодня, если бы не активное участие в них офицеров русской армии, которые были вынуждены эмигрировать из страны после победы большевиков в гражданской войне. Только в ходе Крымской эвакуации 13-16 ноября 1920 года страну покинуло порядка 150 тысяч человек: военнослужащих Русской армии генерала Врангеля, офицеров, членов их семей, а также гражданских лиц из крымских портов. Все они пополнили ряды белой эмиграции, при этом многих русских офицеров разбросало буквально по всему свету. Часть из них оказалась в Латинской Америке и в частности в Парагвае. Так во время Чакской войны начальником генерального штаба вооруженных сил Парагвая был русский генерал Иван Тимофеевич Беляев, ставший почетным гражданином Республики Парагвай.

Парагвай стал одной из стран, которая согласилась принять у себя беженцев из России, здесь русские белоэмигранты обосновались в начале 1920-х годов. Руководство этой страны прекрасно понимало тот факт, что принимает у себя представителей русской военной школы, которая справедливо считалась одной из лучших в мире. К примеру, генерал-майора Ивана Тимофеевича Беляева, входившего в русскую диаспору в Парагвае, практически сразу же пригласили возглавить военную академию в столице страны — Асунсьоне. А через несколько лет профессором академии стал и другой генерал из России — Николай Францевич Эрн, который в дальнейшем стал генерал-лейтенантом армии Парагвая.

Так получилось, что во время Чакской войны среди командования армии Боливии было 120 германских офицеров-эмигрантов (среди них выделялся командующий боливийской армией Ганс Кундт). В то же время в армии Парагвая служило порядка 80 офицеров бывшей русской армии, главным образом белогвардейских эмигрантов, среди них были два генерала — Иван Беляев и Николай Эрн, а также 8 полковников, 4 подполковника, 13 майоров и 23 капитана. Один из них в ходе боевых действий командовал дивизией, 12 — полками, остальные — батальонами, ротами и батареями парагвайской армии. И германские, и русские офицеры были в свое время участниками Первой мировой войны и снова стали противниками друг друга, но уже в Латинской Америке. При этом и те, и другие старались активно использовать в боевых действиях опыт, полученный ими в годы мировой войны.

Парагвайские минометчики

В октябре 1924 года по заданию Минобороны Парагвая Иван Беляев отправился в район Чако-Бореаль (междуречье рек Парагвай и Пилькомайо) для проведения исследований малоизученной местности и осуществления топографической съемки. Исследование территории Чако в 1925-1932 годах стало очень важным вкладом Беляева и его немногочисленных спутников из России в мировую этнографическую и картографическую науку. Всего он совершил сюда 13 экспедиций, составив обширное научное исследование, посвященное географии, климатологии, биологии, этнографии данного края. Генерал изучал быт, языки и культуру, а также религии местных индейцев, помимо этого он составил словари местных индейских языков. Исследования Ивана Тимофеевича помогли разобраться в сложной этнолингвистической и племенной структуре индейского населения Чако. Данные экспедиции определенно пригодились в будущем во время Чакской войны, так как армия Парагвая лучше знала данную местность, а немногочисленное местное индейское население считало себя больше парагвайцами, чем боливийцами.

Спорная территория Чако, давшая название грядущей войне, представляла собой полупустынную, холмистую местность на северо-западе и болотистую территорию на юго-востоке. Эту территорию считали своей и Боливия, и Парагвай. Однако до 1928 года, когда здесь были обнаружены признаки нахождения нефти, граница в этом районе не особо волновала обе страны. В том же году 22 августа в этом районе произошел первый бой между парагвайским кавалерийским патрулем и отрядом боливийской милиции. 6 декабря 1928 года боливийские войска смогли захватить в Чако форт Вангуардия, а в январе следующего года три боливийских самолета осуществили бомбардировку укрепленного пункта парагвайской армии у городка Байя-Негро. После этого в регионе начались вялотекущие боевые действия, которые сопровождались перестрелками и столкновениями патрулей двух стран.

Вскоре в начинающийся конфликт вмешалась Лига Наций, в состав которой входили почти все государства Латинской Америки, что позволило добиться прекращения огня. 16 сентября 1929 года Боливия и Парагвай подписали соглашение о перемирии между странами, а в апреле 1930 года восстановили двусторонние дипломатические отношения, в том же году 23 июля боливийские военные оставили форт Вангуардия, выведя из него войска. Однако эти события стали лишь прелюдией к конфликту, подогреваемому перспективами от добычи нефти в этом регионе. Обе стороны, формально вернувшись к мирным отношениям, начали активно готовиться к войне, закупая вооружения и военную технику.

Танкетка «Карден-Ллойд» вооружённых сил Боливии

С конца 1931 года Боливия и Парагвай начали активно перевооружать свои армии. После гражданской войны 1922-1923 годов в Парагвае была проведена военная реформа. В ходе нее в стране была создана регулярная армия численностью 4 тысячи человек, еще 20 тысяч человек могли быть быстро мобилизованы в случае необходимости. Помимо этого была пересмотрена система подготовки армейских кадров, в стране создали две военных академии. В течение десяти предвоенных лет Парагвай осуществил достаточно масштабные закупки вооружений. В Испании было приобретено сначала 10 тысяч, а затем еще 7 тысяч винтовок «Маузер», в Дании закуплены легкие пулеметы «Мадсен», в США — крупнокалиберные 12,7-мм пулеметы «Браунинг» М1921, во Франции — 8 горных 105-мм орудий Шнейдера модели 1927 года, а также 24 горных 75-мм орудия. Перед самым началом войны Парагвай приобрел 24 миномета системы Стокса-Брандта калибра 81 мм. При этом одной из самых дорогих покупок, которую позволили себе парагвайские военные, стали две канонерские лодки — «Парагвай» и «Умаита» водоизмещением 845 тонн каждая. Канонерки, купленные в Италии в 1930 году, были вооружены двумя 120-мм и тремя 76-мм орудиями, а также двумя автоматическими зенитками калибра 40-мм. Для бедной страны подобные военные расходы были очень тяжелым бременем.

Боливия, обладавшая существенно большим по численности населением (в 3,5 раза) и более развитой экономикой, а значит и финансовыми возможностями, могла покупать гораздо больше вооружений. К примеру, в 1926 году страна заключила крупный контракт с британской фирмой «Виккерс» на поставку 36 тысяч винтовок, 250 тяжелых и 500 легких пулеметов, 196 орудий различных калибров, а также прочего вооружения. Данный контракт был разорван в начале Великой депрессии в 1929 году, поэтому был выполнен лишь частично. Несмотря на это Боливия располагала регулярной армией в 6 тысяч человек и имела около 39 тысяч винтовок «Маузер», 750 пулеметов, 64 современных орудия и даже 5 танков. В Великобритании были приобретены танки «Виккерс 6-тонный» в двухбашенной компоновке с пулеметным вооружением и танкетки «Карден-Ллойд». Помимо этого к началу войны боливийская армия располагала большим количеством боевых самолетов, которые, впрочем, не сыграли решающей роли в боевых действиях.

Для того чтобы добиться хоть какого-то паритета в будущих боях, полковнику Хосе Феликсу Эстигаррибиа, являвшемуся командующим парагвайской армией, пришлось назначить русского генерала Ивана Тимофеевича Беляева начальником генерального штаба. Помимо этого многие ключевые посты в парагвайской армии заняли русские офицеры, они стали командирами полков, батальонов, начальниками штабов парагвайских соединений. Парагвай компенсировал меньшую численность армии и вооружений имеющимися в распоряжении хорошо подготовленными русскими офицерскими кадрами.

Парагвайские солдаты, 1932 год

Одновременно с этим по приказу президента Боливии Даниэля Доминго Саламанки Урея в 1932 году боливийскую армию возглавил немецкий генерал Ганс Кундт, являвшийся старым знакомым русских офицеров по полям Первой мировой войны. Будучи в 1911 году военным советником при боливийском генеральном штабе, с началом войны в Европе Кундт был отозван на Восточный фронт. После участия в 1920 году в так называемом Капповском путче он был вынужден бежать из Германии в Боливию вместе с группой офицеров-единомышленников. Он и Беляев имели в своем распоряжении достаточное количество проверенных в боях офицеров, правда, театр боевых действий в Латинской Америке существенно отличался от европейского, что ярко проявилось после начала активных боевых действий.

К 1932 году Боливия накопила достаточные военные силы и 15 июня ее войска без объявления войны атаковали парагвайские форты в Чако (любопытно, что официально война была объявлена лишь 10 мая 1933 года). По планам генерала Кундта, его армия должна была в результате наступательной операции выйти к реке Парагвай, перерезав тыловые коммуникации противника. Армия Парагвая к тому моменту еще не была отмобилизована, однако в стране удалось в течение нескольких недель провести массовый призыв, доведя численность войск до 60 тысяч человек. При этом новобранцев-крестьян приходилось не только учить военному делу и обращению с оружием, но и ношению обуви. Азы военной науки новобранцы постигали вполне успешно, а вот с обувью вышла настоящая проблема. С самого детства привыкшие ходить босиком парагвайские крестьяне не могли привыкнуть к армейским ботинкам, обувь буквально калечила их ноги. По этой причине в парагвайской армии имелись целые подразделения, которые воевали исключительно босиком.

За счет внезапности нападения и превосходства в численности боливийской армии в начале войны удалось углубиться на территорию Парагвая, однако занятые Боливией районы были почти безлюдными, при этом их нужно было оборонять от парагвайских войск. По всей вероятности боливийское командование даже не представляло себе до начала войны всех проблем, которые возникнут со снабжением войск на территории противника. Ближайшая железнодорожная станция в Боливии — Вилья-Монтес — располагалась в 322 километрах от парагвайской границы. От самой линии фронта до границы было еще километров 150-200. Таким образом, солдатам боливийской армии (главным образом метисам и индейцам, привыкшим к прохладному горному климату), для того чтобы добраться до передовой нужно было пройти на жаре по достаточно засушливой местности порядка 500 километров. Любое подкрепление после такого марша нуждалось в отдыхе.

Ганс Кундт

В отличие от боливийской армии, парагвайские солдаты имели налаженное снабжение. Необходимые боеприпасы, снаряжение и подкрепления доставлялись по реке Парагвай в порт Пуэрто-Касадо, после чего шли по узкоколейке до Исла-Пой (200 километров), откуда до линии фронта оставалось уже всего 29 километров. Благодаря этому преимущество армии Боливии в численности и вооружении сводилось на нет. Для снабжения своих войск боливийским военным часто приходилось применять транспортную авиацию, что было и дорого, и накладывало серьезные ограничения по объемам доставляемых грузов. Автомобильных дорог в Чако практически не было, а отсутствие фуража и убийственная жара не позволяли эффективно использовать гужевой транспорт. По этим же причинам в Чакской войне почти не участвовала кавалерия двух стран. Вдобавок ко всему, местное население спорной области — индейцы гуарани — в основном симпатизировали парагвайской стороне. Война, которая и так была достаточно ожесточенной, забирала жизни солдат воющих сторон не только в бою, многие гибли из-за болезней и ужасных условий быта на позициях.

На первом этапе войны боевые действия часто представляли собой беспорядочные стычки в джунглях и бои за отдельные укрепленные пункты. Постепенно начала формироваться линия фронта. Обе стороны конфликта строили на контролируемых ими территориях деревоземляные укрепления, гордо именуя их фортами. Парагвайцы добавили к этому достаточно большую сеть минных полей. Обе армии старались по возможности зарыться в землю и опутать свои позиции колючей проволокой — словом, иногда все это напоминало Первую мировую войну, поэтому немецкие офицеры, находившиеся на службе в боливийской армии, чувствовали себя в родной стихии.

При этом ярко проявились и неприятные для боливийских военных открытия. Выяснилось, что техническое превосходство их армии не играет в войне почти никакой роли. Танки и танкетки часто вязли в болотах, а то и вовсе простаивали без дела из-за отсутствия топлива и боеприпасов или неправильной эксплуатации и поломок, а артиллерия часто не могла найти целей в джунглях. Авиация также оказалась почти полностью бесполезной. Рассредоточенные действия боливийской авиации в джунглях, чаще всего, представляли собой швыряние бомб в пустоту. Генерал Кундт не доверял воздушным разведчикам, а в штабе боливийской армии не нашлось человека, который сумел бы организовать массированные налеты авиации на коммуникации обороняющихся гарнизонов парагвайской армии.

Боливийский пулеметчик

Одним из первых крупных сражений Чакской войны с участием русских и германских офицеров стала битва за крепость Бокерон, которую удерживали боливийцы. 29 сентября 1932 года после длительной осады крепость пала. 20 января 1933 года Кундт бросил основные силы боливийской армии на штурм города Нанава, однако русские генералы Эрн и Беляев смогли разгадать тактику противника и разгромили наступающие части боливийцев, после чего Кундта отправили в отставку. А в 1934 году в сражении при Эль-Кармене немецкие военные советники и вовсе бросили на произвол судьбы своих подчиненных, покинув поле боя бегством.

К началу 1935 года стороны так измотали друг друга и понесли такие серьезные потери, что армии двух стран уже не могли проводить крупные наступательные операции. В конечном итоге активные боевые действия прекратились в марте, а в середине 1935 года при посредничестве Аргентины стороны заключили перемирие. В ходе войны Боливия добилась для себя лишь узкого коридора по реке Парагвай, что позволяло ей в будущем построить на реке порт и открыть судоходство. В то же время Парагвай, в армии которого чувствовалась направляющая и руководящая роль русской военной школы, смог присоединить к себе три четверти спорной территории Чако-Бореаль.

Сегодня можно с уверенностью говорить о том, что участие в Чакской войне русских офицеров помогло превратить десятки тысяч мобилизованных малограмотных парагвайских крестьян в настоящую армию, которая смогла защитить свою страну. Парагвайцы не остались неблагодарными по отношению к героям этой войны — после ее завершения и до наших дней русская община занимает важное место в жизни этого государства, а в честь отличившихся русских офицеров были названы многие улицы Асунсьона и даже целые населенные пункты в Парагвае.

Трофейный боливийский танк Виккерс

Горькой иронией судьбы стало то, что нефть на спорной территории, за которую стороны пролили столько крови, тогда так и не была найдена и даже порт на реке Парагвай, построенный для ее транспортировки, оказался ненужным — экспорт боливийской нефти осуществлялся по нефтепроводу через Бразилию. Нефть в этом районе была обнаружена только в 2012 году. О том, что на территории полупустыни Чако был найдена нефть, президент Парагвая Федерико Франко заявил 26 ноября 2012 года. По словам геологов, найденная нефть отличается хорошим качеством, а ее запасы достаточны. Так Парагвай сумел извлечь выгоду из своей военной победы в самой кровопролитной войне на территории Латинской Америки XX века лишь в веке XXI, более чем через 75 лет после завершения конфликта.

Источники информации:

http://www.istpravda.ru/digest/2191

http://svpressa.ru/post/article/108747/?rintr=1

http://www.belrussia.ru/page-id-305.html

http://www.rbc.ru/economics/27/11/2012/5704002d9a7947fcbd442f06

Материалы из открытых источников

Автор: Юферев Сергей

https://topwar.ru/125931-protivostoyanie-russkih-i-nemeckih-oficerov-v-dzhunglyah-latinskoy-ameriki.html

Источник: http://cont.ws/post/726460

Теги: #РуСМИ #Русский Код #Латинской #Америки #джунглях #офицеров #русских #немецких #противосяние

74 просмотров.

Смотрите также

Подписаться / Регистрация

 

Наши партнеры     Все партнеры

 
Top