Информационно-аналитическое агентство о событиях в России и в мире
 
13 сентября 2017 10:20  |  Украина  |  KRiOGeN
ПОДЕЛИТЬСЯ
В СОЦ.СЕТИ:

Все говорят о лете-2017: хуже года в Одессе не было

Xf-ppx0

Курортный сезон в Одессе – хуже года не было. Книжный фестиваль впервые без российских издателей. 99% одесситов не поддерживают действий власти и саботируют её решения. Об особенностях жизни в Одессе, когда она находится там, где она находится, обозревателю ПолитНавигатора Валентину Филиппову рассказывал почётный гражданин города, историк и публицист Олег Губарь.




Валентин Филиппов: Все вокруг постепенно стареют, вымирают, ещё что-то. А вот Губарь, как я его помню десять лет назад, вот он такой же.

Олег Губарь: Да я заспиртовался.

Валентин Филиппов: А заспиртованные люди живут дольше.

Олег Губарь: Но я не могу уже в таких объемах. Я в малых дозах в больших количествах, а раньше я несколько иначе.

Валентин Филиппов: Нет, ну так оно уже накопленный опыт существует… Олег, здравствуйте. Рад вас видеть.

Олег Губарь: Я вас приветствую.

Валентин Филиппов: Знаете, я вот вспомнил, у Жванецкого было, что приходишь на кладбище – думаешь, все померли, заболеешь – такое впечатление, что все болеют. Много нас, много, везде хватает.

Иногда вот, уехав из Одессы, кажется, что там жизнь остановилась. Между тем, происходят какие-то мероприятия, какие-то фестивали, абсолютно внеполитические вещи.

Вот прошла «Зелёная волна». Я слышал, что вы в кои веки посетили развлекательное мероприятие, если это можно так назвать.


Олег Губарь: Я всегда там бываю, потому что все-таки это книжный фестиваль, действительно, культурное событие. Это не три прихлопа и два притопа. И там собираются замечательные люди.

Вот, на открытии Михаил Михайлович читал изумительный совершенно новый текст. Вообще, такие вещи он читает в Клубе одесситов сперва для друзей – членов клуба, так сказать, первым экраном. Но здесь он прочитал на открытии.

Там была предпрезентация огромного альбома об Одессе, который делался с харьковскими коллегами… Там больше старой Одессы в очень хорошем качестве, но есть как бы параллелелизация старой Одессы и новой Одессы. Причем, мы делали так, чтобы показать некоторые спорные вещи.

То есть, если стоит это членообразное здание на Морвокзале, этот Кемпински, мы должны это показать. Если есть Аркадия, которая, скажем так, вызывает разные впечатления и в основном негативные, и у меня тоже, значит, тоже надо это показать, и чтобы оно как-то там присутствовало.

Что, конечно, очень обеднило эту ярмарку – это отсутствие российских издателей и российских изданий. Были белорусы, а, конечно, та книжная продукция, которую мы ждали, по известным нам обстоятельствам представлена не была, и, конечно, краски замечательного книжного форума очень сильно померкли.

Но ещё в качестве позитива была презентация оригинального издания «Двенадцати стульев» с очень хорошими иллюстрациями. И тоже оригинально сделано, и очень была симпатичная презентация. Тоже выступал Михаил Михайлович Жванецкий и художник-иллюстратор Палатников, хороший график. Но, это как-то позитивно.

Книжная ярмарка проходит на фоне такого периода, который, вы как одессит, наверное, понимаете, — это самое горячее в прямом и переносном смысле время в Одессе. То есть, туристический сезон, который продолжается интенсивно пятьдесят дней, на самом деле. Хотя, конечно, тёплый сезон у нас гораздо более продолжительный, но мы все это знаем.

Я говорил с очень многими людьми, которые причастны к туристическому бизнесу, к разным его сферам. И все, в частности, те, кто содержит мини-отели, вот такие вот помещения для туристов, и туроператоры, и специалисты говорят, что хуже года не было. То есть, казалось, что уже совсем плохо, но хуже, действительно, года не было. А для одесситов, понятно, это какой-то кусок хлеба, пусть без масла, как прежде, но кусок хлеба. Мы об этом, наверное, уже говорили, и вообще эта тема…

Валентин Филиппов: Одесса – город-курорт. Но мне казалось, что не курортники, все-таки, приносят основную прибыль в бюджет. Ну, вот сейчас, видимо, уже только они.

Я о другом хотел сказать. Я когда бываю в Москве, у меня все спрашивают: Путина видел? А раз вы в Одессе, вы, наверное, Жванецкого видите иногда.

В соцсетях, СМИ, Михаила Михайловича обвиняют, что он вообще чуть ли не в нацисты записался, другие говорят наоборот. Я видел очень много его высказываний, в общем-то, вполне лояльных, видел и не нацистского характера, его оценки какие-то того же 2-го мая, ещё чего-то, достаточно адекватные оценки.

Но, вместе с тем, все говорят, что он вроде как с фашистами спелся. Что там на самом деле? То есть, на каких позициях стоит Михаил Михайлович Жванецкий, и не примкнул ли он к кому-то ещё?


Олег Губарь: Ну, Вы знаете, об этом даже как-то странно и чудовищно говорить. Есть интервью, которое у меня взяли сразу после 2-го мая, и я говорил о том, что я не договаривался со Жванецким в оценках там, и вообще не мог ничего об этом знать. Он как бы независимо очень жестко отнесся к тому, что произошло. И обвинять его – это просто нонсенс какой-то.

И естественно, что, если человек не, опять говорю о жесткости, не жесток и однозначен в каких-то оценках, то его начинают сразу троллить и как-то в чём-то обвинять. Конечно, это глупости какие-то. Знаете, у меня просто голова кругом, я даже не знаю, что вам ответить. Я даже в некоторой растерянности.

Валентин Филиппов: Ну, вот благодаря тому, что вы сейчас говорите, мне легче отгавкиваться теперь. Буду говорить: «Губарь подтвердит».

Олег Губарь: Михаил Михайлович – это человек невероятной толерантности. То есть, сейчас мы об этом не говорим, это понятно. Но, человек невероятной, я не знаю, доброжелательности, человек, источающий добро, лучезарный, светлый человек. А, если он не выступает с громкими заявлениями, в духе, с одной стороны, какого-нибудь Жириновского, а, с другой стороны, какого-нибудь там Билецкого, то, пардон. Это было бы странно, если бы художник, литератор, писатель выступал бы вот с такими какими-то крайними, жесткими заявлениями.

Тем более, что речь все время идет, наоборот, на какое-то примирение, чтобы людей как-то соединить, а не о том, чтобы их как-то разобщить. И здесь всегда есть опасность, когда человека популярного, знаменитого и любимого всеми… быть неправильно понятым или оболганным, или раскритикованным. Это легко сделать.

Валентин Филиппов: Это не вчера было, президент приезжал когда. Вот эта замечательная, вечная Одесса с одной «с», заклеивание шариками Стены героев. Песня потрясающая — «Ах, Одэса, перлына Украины». И, главное, новое обращение к нашему городу – «Одэсо».

Весь ужас в том, что это делают одесситы. То есть, нам даже не нужны никакие нацистские эскадроны смерти, которые будут нас заставлять это делать.


Олег Губарь: Многие сторонника майдана, когда речь заходит о таких вещах… это не значит, что наступает примирение какое-то. Нет, когда-то наступает, идеологическая борьба продолжается с бывшими друзьями и так далее. Но, когда речь заходит о таких вещах, то я не могу сказать, что такие вещи поддерживает какое-нибудь значимое число одесситов.

Валентин Филиппов: Да, но подобные вещи делает городская власть, которая считается у нас вроде как нашей, какие-то наши продюсеры, организаторы, которых мы уважаем, которые ту же Юморину делают. Потом они делают шоу на Потемкинской лестнице «Одэса – перлына Украины». Это ж не безличное, это ж не кто-то там в интернет выложил, да?

Олег Губарь: Одесса сама, она же находится здесь, как бы в этих обстоятельствах, в этой стране. И она же не сама по себе. Разве мы можем делать то, что мы хотим и то, что мы желаем?

Валентин Филиппов: Знаете, вот приговорили человека к расстрелу, он такой говорит: «Солдатики, не надо, я сейчас сам застрелюсь».

Олег Губарь: Это перебор. Потому что, скажем, вернемся к этой столбовой теме, этой декоммунизации и так далее. Я шутил, Черное море, хорошо, что оно Черное, потому что если бы оно было Красным, его бы переименовали.

Валентин Филиппов: Ну, подождите, они когда Тель-Авив возьмут…

Олег Губарь: Вот, конкретный пример. Мы не пропустили, в этом смысле, ни одного этого идиотического переименования, которое было спущено Саакашвилли. Мы же этого не сделали. Вслед за нами этого не сделал горсовет. Что получилось дальше?

Валентин Филиппов: А я не знаю. Я вот хотел вас спросить об этом.

Олег Губарь: А дальше, поскольку есть как бы срок, который отведен на такие вещи, приняли силовое решение.

Валентин Филиппов: Кто?

Олег Губарь: И все, что они там набредили, … Я не знаю на каком там уровне. На уровне Верховной Рады.

Валентин Филиппов: Нет, я не слышал такого, чтобы …. Вот я хотел вас как раз спросить про Проспект Маршала Жукова.

Олег Губарь: Я Вам объясняю. Там есть по закону сроки. Например, если в такой срок это не было там рассмотрено, то оно переходит на рассмотрение

Валентин Филиппов: В Верховную Раду.

Олег Губарь: Областной власти, а потом переходит на следующий законодательный уровень. Вот и все, что они там набредили, и было через наши головы принято. Это разве можно нас обвинять?

Валентин Филиппов: Простите, Олег Иосифович, вы, по-моему, не правы. Я знаю, что никакого такого решения нет. Верховная Рада ничего не принимала.

Но вы же выполнили. Вы даже «Правду» в «Счастье» превратили.

Я хотел вас спросить, почему вдруг цепляют таблички «небесной сотни», и кто установил, что Жукова надо декоммунизировать?

Маршала Жукова не переименовывать — у вас были на то основания. Потому, что это не «коммуниста Жукова», а «маршала Жукова». Он победитель во Второй мировой войне, вы имели право его оставить.


Олег Губарь: Там есть срок, отведённый на исполнение закона о декоммунизации. Выслушайте, что я вам говорю. Мы сказали, что это, это, это не подлежит. Потому, что оно не согласуется с законом о декоммунизации. А обладминистрация в лице Саакашвили сказала – они, в срок отведённый, не исполнили.

Валентин Филиппов: Отлично. Тогда должна Верховная Рада вмешаться.

Олег Губарь: Я же не юрист.

Валентин Филиппов: Но так решения о переименовании не было.

Олег Губарь: Они посчитали, что тот перечень названий, который был принят областной властью, обязателен к исполнению.

Валентин Филиппов: А кто они? Труханов? Верховная Рада?

Олег Губарь: Вы говорите об одесситах. Я не знаю, кто принимает подобные решения. Эти решения приняты не были сессией горсовета и историко-топонимической комиссией. Они приняты не были. Ни до, ни после.

Они были спущены из облсовета. Мы отказались их принимать.

Валентин Филиппов: Но таблички цепляет кто? Городская власть?

Олег Губарь: Что там прицепили? На самом деле это тоже саботируется. Вы видели эти таблички?

Валентин Филиппов: Ну, в интернете.

Олег Губарь: Да. Может на одном доме где-то кто-то и поставил. У нас проблема перешла в другую плоскость. Вы говорите о том, что одесситы подпевают. А я вам говорю, что основная масса одесситов, 99%, с этим не согласны. И никаких действий по этому поводу не предпринимают, для того, чтоб что-нибудь из этого осуществилось. Мы же об этом говорим.

Валентин Филиппов: В принципе – да.

Олег Губарь: Власть властью, а люди людьми. Одесситов я не имею в чём обвинить. Конечно, есть какие-то единицы упоротые или проплаченные, это совсем другое. Не буду их пиарить. А то мы занимаемся тем, что пиарим людей, которые ничего не стоят.

Вернее они стоят, и мы знаем им цену. И в некоторых случаях мы знаем, кто их проплачивает. Кто у кого там на ставке. Но пиарить мы их не будем, потому, что они только этим и занимаются. Они приходят на любые мероприятия, 10 апреля, 2 мая, 9 мая, или на общественные слушания, чтобы себя пропиарить. И отслужить полученные средства. Но к одесситам это отношения не имеет.

Валентин Филиппов: Ну, хорошо. вы только не подумайте, что мы тут сбежали и пытаемся кого-то в чём-то обвинить. Это не так. Мы сильно за вас переживаем.

Олег Губарь: Я иногда бываю не правильно понят. В том смысле, что я как-то в соцсетях написал, что были одесситы с нами, достойные люди, и они нас бросили. Я совсем не это имею в виду. Что они там не хороши. Не всякому безопасно здесь оставаться.

Валентин Филиппов: Есть такое.

Олег Губарь: Я это прекрасно понимаю.

Валентин Филиппов: Иногда больше городу удаётся пользы принести, находясь не в городе.

Олег Губарь: Так бывает.

Валентин Филиппов: Хорошо. Хочу пожелать вам здоровья. Я хочу вам пожелать энергии. Я абсолютно уверен, что мы все, а особенно вы, ещё, ой, как пригодитесь. Тем более, что у вас все ходы записаны.

Олег Губарь: Да. Меня можно использовать в мирных целях.

Валентин Филиппов: Огромное спасибо, до свидания.

Олег Губарь: Спасибо.

Источник


Источник: https://matveychev-oleg.livejournal.com/6064143.html

Теги: #РуСМИ #Русский Код #Губарь #видео #Одесса #Украина #интервью

76 просмотров.

Смотрите также

Подписаться / Регистрация

 

Наши партнеры     Все партнеры

 
Top