Информационно-аналитическое агентство о событиях в России и в мире
  
 
30 июля 2017 12:20  |  История  |  KRiOGeN
ПОДЕЛИТЬСЯ
В СОЦ.СЕТИ:

Катынь. Факты Гровера Ферра против версии Йозефа Гёббельса

iranrace0ru

Продолжая тему паскудного польского отношения к памятникам советским солдатам-освободителям Польши, увязывая это с аналогичным покаянием ГосДумы РФ перед поляками в убийстве польских военнопленных фашистами, предлагаем к рассмотрению и осмыслению данный материал.

Сразу после презентации книги американского профессора университета Монклер штата Нью Джерси, доктора философии Гровера Ферра «Катынский расстрел», 14 апреля 2017 г. состоялась совместная с «Говорит Москва» передача ТРК «Тверской проспект — Регион»*. С участием А.Вассермана, консультанта русского издания книги.

Некоторые моменты из видео – в тексте:

Вассерман: – … Проектов действительно много, но мне кажется, что именно этот может повлиять на наше общественное мнение.
Поскольку у нас с незапамятных времён к иностранцам прислушиваются больше, чем к своим согражданам, то … именно… предыдущая книга Ферра, посвящённая знаменитому докладу Хрущёва 1956 года. … Ферр показал, что всё сказанное в этом докладе – злонамеренная ложь. И после этой книги ссылаться на сам доклад Хрущёва стало неприлично даже среди тоталитарной секты «либералы», – хотя они, конечно, всё равно ссылаются на этот доклад, – но косвенно: они ссылаются на фантазии других авторов на основе этого доклада.

Так вот, точно так же, я надеюсь, что после книги Ферра говорить о том, что польских пленных в Катыни Смоленской области, не говоря уж о Медном Тверской области и Пятихатках Харьковской области – будет точно так же неприлично. Поскольку – раз уж даже за границей признали, что этих поляков никто, кроме немцев, расстрелять в принципе не мог, то очевидно, даже наши либералы (поскольку либералом у нас считается только тот, кто подражает американцам), надеюсь, на них это тоже повлияет.

Максим Викторович Кормушкин, издатель книги:
… Медновский мемориал, который у нас расположен …– на этом мемориале экспонируются таблички 6.311 убитых, якобы убитых поляков, которых никогда не было найдено – их останков, тел или ещё что-то, есть Генеральной военной прокуратуры дело №159, который касается этого вопроса – огромный труд был проведён специалистами – всего по приговорам судов, за какие-то преступления конкретные признаётся расстрел 1803 польских гражданина, ни о каких массовых расстрелах речь не идёт, и вот именно этот факт люди должны знать – насколько расходится реальность с фактами. Именно это говорится в этой книге: приводятся факты, с которыми просто невозможно спорить.

Вассерман:
Хочу сказать насчёт этих поляков, расстрелянных по приговору советских судов: их расстреливали за деяния вполне конкретные, действительно, по тогдашним законам да и по нынешним понятиям подсудны.

В частности, среди расстрелянных были те, кто в 20-е гг организовывал заброску на нашу территорию диверсионных групп и банд. Расстреляны были те, кто участвовал в расстреле польских рабочих манифестаций; кто участвовал в так называемой пацификации – то есть кровавом подавлении протестов населения русских областей, оккупированных поляками в 20-м году: сейчас эти земли официально называются Западная Украина и Западная Белоруссия, и жители этих земель официально русскими не считаются, но фактически же понятно, что белорусы и украинцы это такие же части русского народа, как скажем, туляки, сибиряки, архангелогородцы. Вообще, говорить, что белорусы и украинцы – нерусские, может только тот, кто из всей России видел разве что Москву и Московскую область, и не представляет, насколько русский народ обширен и разнообразен.

Так вот, те, кто участвовал в этих самых пацификациях, – то есть карательных операциях, сопоставимых с теми, что сейчас киевские террористы устраивают на Донбассе, – те тоже были осуждены, многие к смертной казни за многочисленные доказанные преступления, как говорят сейчас, террористического характера, было расстреляно несколько десятков человек из польской полиции за организованные ими провокация рабочего движения и бессудные убийства коммунистов: словом, эти люди бесспорно заслуживавшие наказания – причём если бы они совершали аналогичные преступления против любой другой страны, их бы покарали столь же строго.

… тогда поляки вскрыли лишь небольшую часть площади общих захоронений, и общее число захоронённых оценили по результатам этого частичного вскрытия. Причём при этом частичном вскрытии несколько подробностей были очень интересными. Они видны на фотографиях, сделанных самими же поляками и опубликованных тогда – вообще, зачастую преступник даёт улики против себя просто потому, что он не в состоянии оценить значение этих улик. Так вот.

Во-первых, поляки при вскрытии нарушили все правила и криминалистического и археологического захоронения, – достаточно сказать, что они не пытались сохранять целостность скелетов, а наоборот – черепа положили отдельно: черепа, правые бедренные кости отдельно, левые отдельно и так далее – это уже дичайшее, преступное нарушение правил и криминалистики и археологии.

Во-вторых, предметы польского происхождения – судя и по воспоминаниям участников раскопок и по опубликованным фотографиям – найдены в отдельном раскопе, отдельно от могил, и в этом раскопе кроме этих предметов больше ничего не было; сами эти предметы находятся в такой степени сохранности, что трудно предположить, будто бы они пролежали полвека в земле. И наконец: из раскопанных 225-ти черепов только, по-моему, в двадцати двух или даже в двадцати одном – найдены следы ранений, тогда как совершенно точно известно, неоднократно доказано вскрытиями достоверных захоронений – что и в Советском Союзе и в Германии расстреливали выстрелами в голову: правда в разные точки и в разных направлениях, поскольку наши и немецкие физиологи придерживались разных точек зрения на функционирование мозга, а направление расстрела было выбрано именно так, чтобы гарантировать максимально быструю и безболезненную смерть. То есть если бы это был довоенный советский расстрел, то пулевые пробоины были бы во всех черепах, причём в очень узких зонах. И если следы хоть каких-то ранений найдены всего на одной десятой черепов, значит совершенно точно это не расстрелянные.
<…>
Александр Анатольевич Бутузов, член Общественной палаты Российской Федерации, директор Тверского филиала Московского гуманитарно-экономического института, кандидат биологических наук:

… Современный патологоанатом … спокойной и внятно дал оценку по каждому факту, который описан комиссией наших оппонентов. И главный вывод, который он сделал, что эти трупы пролежали в земле не более двух лет [к моменту вскрытия].
… существует две версии: это версия Геббельса, по которой весной 40-го года большое количество военнопленных поляков – офицеров и солдат, было расстреляно НКВД,; и версия советская, по которой это преступление совершили немецкие войска.

Вассерман: Причём немецкие войска могли это сделать не ранее августа 1941 года, а советский расстрел мог быть не позже апреля 40-го, то есть разрыв между этими двумя датами достаточно велик, чтобы можно было вполне однозначно оценить, к какой из них относятся трупы. Там просто физически не было возможности расстрелять кого бы то ни было между концом апреля 40-го и концом августа 41 года.
<…>
… кстати говоря, при всей старательности доктора философии Йозефа Пауля Фридриховича Гёббельса, и всего его ведомства, уже тогда – в 43-м году, в официальном документе «о массовом убийстве в Катыни» опубликовано вполне достаточно фактов, чтобы сейчас совершенно однозначно идентифицировать это преступление как немецкое.
Дело в том, что значение многих опубликованных фактов сами немцы просто не могли оценить. Например: они НЕ знали, что в Советском Союзе до 1 июля 41-го года военнопленным запрещалось носить знаки различия и награды – эти носить знаки различия и награды хранились в лагерной канцелярии в личном деле пленного – ну, это было сделано для того, чтобы пленным труднее было сорганизоваться. И немцы подробно описали – какие знаки различия и награды были на найденных ими телах. Но если на телах найдены знаки различия и награды, значит, эти люди погибли несомненно после 1 июля 41-го года.

Другой пример. Там опубликованы фотографии нескольких пистолетных гильз, найденных в могилах. Все эти гильзы поражены коррозией, но по-разному. И вот тогда просто не было достаточно богатого опыта сбора и обследования гильз, пролежавших несколько лет в земле, а сейчас, при раскопках после войны, накопили такой опыт, и специалисты по раскопкам совершенно однозначно заявили:, что 2 из 8 гильз, показанных на фотографии, – биметаллические, то есть это гильзы из железного сплава, покрытые плёнкой из медного сплава. В принципе, такую технологию немцы разработали ещё в Первой Мировой войне, но для винтовочных гильз. А пистолетные гильзы они стали делать по этой технологии только летом 40-го года – то есть после заявленной ими же даты расстрела. Известно, что любой преступник прокалывается на мелочах. Так вот, такого рода мелочей немцы сами опубликовали вполне достаточно, чтобы любой непредвзятый криминалист мог на основе этих немецких данных сделать однозначное заключение.
А, кстати, что касается гильз, то на сайтах, посвящённых Катыни, и организованных членами тоталитарной секты «либералы», после публикации исследования гильз стали эту фотографию выкладывать в урезанном виде, где именно вот этих двух биметаллических гильз нету. И это показывает, что эти люди не заблуждаются, а врут сознательно.
<…>

Сергей Анатольевич Мамонов, депутат Тверской городской Думы:
– … добиться истины: во имя чего? – да, мы много говорим: молодёжь, патриотизм, всё прочее. Замечательная тема, да, но виртуальная реальность – молодёжь одевает компьютерный шлем на голову, компьютер, сейчас уже фильмы снимаются без актёров, – постепенно нас приучили к тому, что можно создавать виртуальную реальность, осталось полшага до виртуальной истории. Буквально полшага. И мы через год-два не будем знать, что наши собственные родители делали. … Тема важная, тема нужная. Иначе завтра будет поздно, и мы получим не только одну Украину, – у нас этих Украин будет на каждом шагу, и мы сами себя перестанем уважать, своих предков, и чужие кресты будут стоять над нашими могилами.

Ведущая:
– Мы сейчас упомянули, что там лежат наши предки, красноармейцы, которые погибли от ран, потому что там размещались госпитали. Спрашивают – откуда там госпитали, когда это было, и сколько там возможно лежит человек?

Вассерман:
– Ну, госпитали в этом районе, в непосредственной близости от Медного, размещалось три крупных хирургических госпиталя – они работали примерно три года: с тех самых пор, как оттуда отбросили немцев, бои непосредственно в районе Медного шли несколько дней. Кстати, в этих боях немцы довольно активно применяли авиацию, и – как показал несколько лет назад один из исследователей данного захоронения – первое захоронение было просто в воронках от авиабомб.
Но, как только немцев оттуда отбили, – там развернули хирургический госпиталь, потом добавили ещё два, и они там работали где-то ещё до конца 44-го года.

Почему в Медном? – потому что до появления антибиотиков лучшим средством предотвратить послеоперационное нагноение был воздух хвойных лесов. Хвойные растения выделяют в воздух очень много довольно сильных бактерицидных веществ. И поэтому тогда во всём мире (не только у нас) во всём мире, где были хвойные леса, старались госпитали размещать именно в них – просто потому, что это резко сокращало число послеоперационных осложнений. Это общепринятая практика, не только у нас. С тех пор появились другие средства борьбы с этими нагноениями, но надо сказать, что сейчас появилось столько бактерий, устойчивых к антибиотикам, что, похоже, в скором времени эта практика возобновится, и снова будут размещать хирургические госпитали в хвойных лесах.
Так вот, я не помню, к сожалению, точное число, но помню, что за эти три года умерло больше военнослужащих, чем максимальная возможная ёмкость захоронения в Медном. То есть там просто физически нет места для поляков.

Ведущая:
– то есть, уважаемые друзья, я перебью, – мы говорим именно о захоронении в Медном, именно там, где сейчас находятся медновский мемориал…
Все: – именно эта территория.
<…>

Максим Викторович Кормушкин говорит о том, что теперь нельзя увековечить память этих красноармейцев, т.к. теперь эта территория есть федеральная собственность: главным там является музей политической истории, Медновский мемориал – филиал данного музея.

С. А. Мамонов добавляет:
… – действительно, во время войны при любом госпитале есть летальные исходы, людей где-то было нужно захоранивать. Но, к сожалению большая часть этих массовых захоронений в либеральные годы были объявлены как места захоронений жертв политических репрессий. Это совсем не так. … У нас очень много в районе госпитальных захоронений. С поисковыми отрядами много работаю, и ежегодно они вскрывают, поднимают архивы, находят эти захоронения, и всё полностью подтверждается, что это госпитальные захоронения. …

Ведущая:
–… в 2011-12 годах на территории Владимира-Волынского были произведены раскопки, и обнаружена очень интересная находка – для тех, кто не знает – обнаружено два жетона, которые принадлежали польским полицейским: Йозефу Кулиговскому и Людвигу Маловейскому.
Так, эти имена – Йозефа Кулиговского и Маловейского – начертаны, и мы можем прочитать, на мемориальном комплексе Медное: в металле они выбиты. А их жетоны за сотни километров от Медного: во Владимир-Волынском. <… > Получается – а, может, остальные то же самое?

Вассерман:
– причём очень важно ещё и то, что во Владимире-Волынском вскрыто захоронение жертв Германии. Это совершенно точно: там невозможно списать вину на советскую власть, это совершенно однозначно захоронение жертв немецких военных преступников. И понятно, что если эти жетоны обнаружены там, – значит, эти люди были живы к началу войны, и несомненно погибли после заявленной немцами даты советских расстрелов.
<…>
М.В. Кормушкин:
– … у них насколько эта промывка, или заболачивание сильнее, чем у нас было даже в самые худшие времена. … Они допускают, вот, администрация мемориала Медного – они размещают фотографии: на дерево прибивают фотографии репрессированных граждан … якобы тоже их память. Я спрашиваю: «были ли установлены фамилии этих людей, почему они здесь-то прибивают фамилии своих родственников и их фотографии на деревьях?» — «Нет, не были». Это продукт вот этой самой промывки и пропаганды, которая привела сегодня к вот этим результатам, – когда съезжаются люди на это место, и не имея никаких доказательств, сами признавая, что у них никто здесь не похоронен, – но тем не менее как-то магическое какое-то, гипноз какой-то на них продолжает действовать. …

С. А. Мамонов:
– … пройдёт лет 15-20, и эти фотографии гранитными плитами станут. И тогда опровергнуть это будет гораздо сложнее. … Это уже уляжется в мозгах поколений, и эту фотографию, которая сегодня, будеть стоять монумент, будет стоять гранитная плита с этой фамилией, и тогда уже доказать – и костей уже не останется, ещё лет 10-15, там уже и копать будет нечего … Сейчас формируется история, закрепляется эта экспансия, что – да, здесь невинно убиенные жертвы, сталинского режима, не знаю там, – репрессии, НКВД и прочее. И эта работа продолжается, к сожалению. Мы пока этот забор не поставили, не обрезали её, понимаете … формируется народная память, к сожалению, она формируется.
<…>

Ведущая:
– … какая связь – Катынь и Медное?

Вассерман:
Очень коротко. Поляки, ввиду того, что ухитрились, находясь на советской территории во время войны, напрочь запутать документацию, связанную с польскими военнослужащими, – в итоге, сейчас, не могут по документам отследить судьбу примерно 22-23 тысяч офицеров. В Катыне захоронено что-то порядка 8 тысяч. Если считать этих расстрелянных жертвами советской власти, тогда надо считать, что все остальные – тоже жертвы советской власти. Поэтому волевым образом были назначены местами захоронения поляков госпитальное захоронение а Медном и захоронение жертв т.н. «большого террора» – то есть, это 17 месяцев с конца июня 37 года до конца ноября 38 – в Пятихатках Харьковской области. Надо сказать, что на Украине, особенно когда ей руководил Никита Сергеевич Хрущёв, число жертв этих самых репрессий было значительно выше среднего по всей стране в пересчёте на душу населения. Поэтому в этих самых Пятихатках действительно существует довольно большое захоронение жертв репрессий, – и, поскольку там была найдена дарственная серебряная пластинка наградного пистолета, вручённого чекисту с польской фамилией, то это захоронение назначили захоронением польских пленных.

На самом деле, судя по всему, эти вот недостающие офицеры вошли в состав армии Андерса, формировавшейся в Советском Союзе, ушли в составе этой армии через Иран на Средиземноморский театр военных действий, и, поскольку англо-саксы использовали армию Андерса в качестве пушечного мяса – а большая часть её документации пропала либо вовсе не велась – то отыскать сейчас следы тех, кто погиб в составе армии Андерса, к сожалению, сейчас практически невозможно. И полякам, естественно, поскольку нынешнее их руководство это духовные братья Андерса, – им, естественно, очень невыгодно признавать, что эти люди погибли под его руководством.
<…>
***
_________________
*ТРК «Тверской проспект — Регион». Программа «Тема дня». 14.04.2017
Тема программы: книга-расследование профессора университета Монклер (США) Гровера Ферра «Катынский расстрел: опровержение «официальной» версии».
Ведущая: Ирина Чикунова
Гости: Публицист и политический консультант Анатолий Вассерман. Александр Анатольевич Бутузов член Общественной палаты Российской Федерации, директор Тверского филиала Московского гуманитарно-экономического института, кандидат биологических наук. Максим Викторович Кормушкин издатель книги о которой мы сегодня говорим, общественный деятель. И Сергей Анатольевич Мамонов депутат Тверской городской Думы.

отсюда

Источник: http://matveychev-oleg.livejournal.com/5856136.html

Теги: #РуСМИ #Русский Код #Катынь #памятники #Польша #ВОВ #Вассерман

62 просмотров.

Смотрите также

Подписаться / Регистрация

 

Наши партнеры     Все партнеры

 
Top