Информационно-аналитическое агентство о событиях в России и в мире
 
17 июля 2017 10:20  |  Аналитика  |  KRiOGeN
ПОДЕЛИТЬСЯ
В СОЦ.СЕТИ:

Мавзолей — «зловещий зиккурат» или сакральный символ нашей истории?

Возможно, тело Ленина хотели сохранить не только для того, чтобы дать возможность всем желающим попрощаться с вождем, но и с тайной надеждой, что когда-нибудь наука сможет воскресить человека

Борьба вокруг захоронения тела Ленина не стихает уже почти три десятилетия. Подняли тему о выносе тела вождя из Мавзолея еще в перестройку, руководствуясь якобы благовидными мотивами: «похоронить Ленина по-человечески», рядом с матерью. Позднее «гуманистическая» риторика сменилась разнузданным и вполне безбожным посылом представителей российской эмиграции: «По нашему мнению, необходимо сжечь тело Ленина в крематории, пепел запаковать в стальной цилиндр и опустить его в глубокую впадину Тихого океана. Если захоронить его на Волковском кладбище в Санкт-Петербурге, то недовольные граждане могут взорвать могилу Ленина, повредив близлежащие могилы».

Такая позиция была обозначена вице-председателем круглого стола Российского дворянского собрания С. С. Зуевым, председателем коллегии командования потомков организации «Добровольческий корпус» Л. Л. Ламмом, походным атаманом от потомков Донского и Кубанского казачества А. А. Афанасьевым в открытом письме на имя высшего руководства России.

Какие аргументы предъявляли и до сих пор предъявляют сторонники выноса тела Ленина из Мавзолея?

Утверждается, что Ленин вообще не похоронен. Но даже если считать, что Мавзолей — захоронение, то это захоронение, сделанное, во-первых, не по-христиански, а, во-вторых, вопреки воле Ленина, завещавшего похоронить его на Волковом кладбище, рядом с матерью. Прилагаются огромные усилия для десакрализации значения Мавзолея, для приписывания ему оккультных функций («Мавзолей — зиккурат, Ленин питается энергией живых людей» и так далее).

На чем базируются эти утверждения?

Миф о том, что Ленин не похоронен

Первым в СССР поднял тему перезахоронения Ленина Марк Захаров — режиссер, многолетний художественный руководитель Московского государственного театра имени Ленинского комсомола. 21 апреля 1989 года в выпуске телепрограммы «Взгляд», в московском эфире, Марк Захаров сказал следующее: «Надо простить Ленина, похоронить его по-человечески, а Мавзолей превратить в памятник эпохи».

В обоснование своего тезиса Марк Захаров привел следующие аргументы: «Мы можем как угодно ненавидеть человека, мы можем как угодно его любить, но мы не вправе лишать человека перспективы захоронения, подражая древним язычникам. <...> Создание искусственных мощей — акт безнравственный».

Таким образом, Захаров, говоря о том, что нельзя лишать человека перспективы захоронения, тем самым утверждает, что Ленин не захоронен. Между тем, в постановлении II Всесоюзного съезда Советов СССР от 26 января 1924 года сказано:

«1) Гроб с телом Владимира Ильича сохранить в склепе, сделав последний доступным для посещения населения.

2) Склеп соорудить у Кремлевской стены на Красной площади среди братской могилы борцов Октябрьской революции».

Что такое склеп? Склеп — это «внутреннее, обычно заглубленное в землю помещение гробницы, предназначенное для захоронения умершего».

В упомянутой передаче «Взгляд» Марк Захаров заявил, что для него «гениальность Ленина — в его политике...» Но если Ленин — гениальный политик, то непонятно, что могло смутить Захарова в захоронении Ленина в Мавзолее? Ведь таким способом увековечивали останки великих государственных деятелей самые разные народы в разное время.

Так, во Франции установлен мавзолей, в котором хранятся останки Наполеона. Забальзамированные останки генерал-фельдмаршала Михаила Барклая-де-Толли находятся в нынешней Эстонии. Генерал Улисс Грант, внесший большой вклад в победу Севера над Югом в гражданской войне в США, а потом ставший президентом страны, захоронен в мавзолее в Нью-Йорке. Маршал Польши Юзеф Пилсудский покоится в саркофаге, помещенном в крипте собора святых Станислава и Вацлава в Кракове.

Позже стало ясно, что забота Захарова о «человеческом» захоронении Ленина была первым шагом к тому, чтобы объявить Ленина преступником. Владимир Мукусев (в 1987–1990 годах выпускающий редактор программы «Взгляд») объяснил, что «передача должна была быть о ленинизме, а не о Ленине и его похоронах. <...> Ленинизм — идеология тоталитаризма, и бороться надо именно с ним, а не с внешним его проявлением».

Марк Захаров, в 1989 году говоривший о Ленине как о гениальном политике, в 2009 году заявил следующее: «Я считаю Ленина государственным преступником. Его надо посмертно судить и вынести ему такой же вердикт, как примерно вынесли Гитлеру...»

Что же касается названия театра (имени Ленинского комсомола), который Захаров возглавляет с 1973 года и который в 1990 году был переименован в «Ленком», Захаров пояснил, что, несмотря на его негативное отношение к Ленину, «это название существовало много лет, и там были хорошие спектакли. Когда пираты захватывают корабль, они никогда его не переименовывают, иначе он пойдет ко дну. Не переименовать мы его не могли, но мы оставили слово «Лен». «Ленком» — достаточно условная аббревиатура, напоминающая Lancom (известная французская компания по производству косметики — авт.) и другие слова. Он государственный преступник, но он принадлежит нашей истории, мы его осудим лет через 50, а может, и раньше».

Миф о том, что Ленин похоронен «не по-христиански»

Широко распространен миф о том, что Ленин похоронен не по-христиански. Почему неверующего Ленина обязательно нужно было похоронить, как православного христианина, — вопрос. Но миф этот был подхвачен не только ярыми антикоммунистами, но и Московской патриархией, в 1993 году выразившей свое мнение насчет захоронения Ленина на Красной площади: «Национальные традиции погребения, сложившиеся под влиянием православной культуры, искони предполагали захоронение тел усопших в земле. Мумификация тела, а тем более выставление его на всеобщее обозрение (выделено нами — авт.), в корне противоречит этим традициям и в глазах многих россиян, в том числе чад Русской Православной Церкви, является кощунственным действием, лишающим прах усопшего Богом заповеданного покоя (выделено нами — авт.). Немаловажно отметить и то, что мумификация тела В. И. Ульянова (Ленина) не была волей усопшего и осуществлялась государственной властью во имя идеологических целей».

Историк Владлен Логинов, известный исследователь биографии Ленина, рассказал в интервью, что «когда во времена Брежнева, об этом мало кто знает, был капитальный ремонт Мавзолея, то была консультация с Русской православной церковью на этот счет. И они как раз тогда указали, что главное — соблюсти, чтобы было ниже уровня земли. Что и было сделано — немножко углубили сооружение». Но это свидетельство историка.

Между тем, сама православная церковь знает примеры схожих и почти идентичных захоронений. Так, по разрешению Священного Синода тело великого русского хирурга и ученого Николая Ивановича Пирогова, скончавшегося в 1881 году, было забальзамировано и захоронено в открытом гробу, в усыпальнице, над которой позже была возведена церковь. Это захоронение можно посетить и по сей день в Виннице, на Украине.

Со времен средневековой России осталось много примеров погребения усопшего не в земле. Причем захоронения такие встречаются в том числе в православных храмах, что является неоспоримым доказательством того, что церковь признает возможность хоронить умерших не только в земле. При этом в храме саркофаг может быть расположен как под полом, так и помещен в специальную раку, стоящую на полу. Захоронения в таких раках можно увидеть в Успенском соборе Москвы — так похоронены митрополиты святой Петр, Феогност, святой Иона, святой Филипп II (Колычев) и священномученик патриарх Гермоген.

В Архангельском соборе Кремля в раках покоятся святой царевич Димитрий Угличский (умерший в 1591 году) и святые черниговские чудотворцы первой половины XIII века. В собор раки были перенесены в 1606 и в 1774 году соответственно, что говорит о том, что такие захоронения почитались не только в раннехристианской Руси.

Помимо захоронения в раках практиковалось погребение умерших в аркосолиях — специальных нишах в стенах храмов. Аркосолии могли быть открытыми, полуоткрытыми и закрытыми. В ниши помещались тела в гробах или саркофагах. Такие аркосолии сделаны в Успенском соборе Киево-Печерской лавры, в церкви Спаса на Берестове, в храме Бориса и Глеба в Кидекше, в храме «Старая кафедра» возле Владимира-Волынского, в Воскресенской церкви в Переяславе-Хмельницком, в Успенском соборе Владимира, в Рождественском соборе XIII века в Суздале.

Необходимо отметить, что захоронения в нишах практиковались не только в храмах, но и в пещерах. Хорошо известны захоронения в подземным пещерах в Печерской лавре в Киеве, в монастырях в Выдубичах в Киеве, в Чернигове и в Печерском монастыре под Псковом.

В Киево-Печерской лавре такие пещеры представляют собой подземные галереи с нишами по стенам, в которых и осуществляются захоронения.

Не в земле проводится и окончательное захоронение монахов на Афоне. После смерти монаха его тело помещается в землю только на время. Примерно через три года, когда плоть уже разложилась, кости выкапываются и переносятся в специальные помещения-костницы, где хранятся далее.

Если говорить не только о православной, а шире — о христианской традиции, то католическая церковь также хоронит усопших не только в земле. Одним из ярчайших примеров такого погребения является пантеон испанских монархов в Эскориале. Под алтарем собора расположена комната, где в стенных нишах стоят саркофаги с останками королей и королев. В соседних комнатах покоятся инфанты (принцы).

Продолжая разговор о католической традиции, необходимо привести пример захоронения римского папы Иоанна XXIII, умершего в 1963 году. Его тело было тогда забальзамировано и помещено в закрытый саркофаг. А в 2001 году саркофаг был вскрыт, и нетронутое тлением тело было помещено в хрустальном гробу в алтаре святого Иеронима в соборе Святого Петра в Риме.

Итак, христианская традиция, как православная, так и католическая, не имеет запретов ни на бальзамирование, ни на захоронение не в земле. Так что назвать способ захоронения Ленина «кощунственным» (напомним, что Московская патриархия заявила, что захоронение не в земле, мумификация и выставление на всеобщее обозрение — это кощунственные действия) никак нельзя.

Миф о завещании Ленина похоронить его на Волковском кладбище

В июне 1989 года, через полтора месяца после заявления Марка Захарова, тему захоронения Ленина вновь поднял публицист Юрий Карякин, в тот момент — старший научный сотрудник Института международного рабочего движения АН СССР. В 1968 году Карякин был заочно исключен из КПСС Московским горкомом партии за антисталинское выступление. В перестроечное время вместе с А. Д. Сахаровым, Ю. Н. Афанасьевым, Г. Х. Поповым входил в Межрегиональную депутатскую группу.

2 июня 1989 года на I Съезде народных депутатов СССР Карякин заявил, что еще в детстве он узнал, будто бы Ленин хотел быть похороненным возле могилы своей матери на Волковом (Волковском) кладбище в Ленинграде: «Еще в детстве я узнал один тихий, почти абсолютно забытый нами факт. Сам Ленин хотел быть похороненным возле могилы своей матери на Волковском кладбище в Петербурге. Естественно, Надежда Константиновна и Мария Ильинична, сестра его, хотели того же. Ни его, ни их не послушали (выделено нами — авт.). <...> Была попрана не только последняя политическая воля Ленина, но была попрана его последняя личная человеческая воля. Конечно, во имя Ленина же».

Позже, в 1999 году, Карякин в интервью газете «Смена» несколько скорректирует отношение к известному только ему «факту»: «Так и сказал о тихой легенде в старобольшевистских кругах, что, дескать, так хотел. Ни больше, ни меньше. Документов нет (выделено нами — авт.)».

То есть Юрий Карякин спустя 10 лет признал, что подлинных документальных подтверждений «факта», что Ленин был похоронен вопреки собственному завещанию, не существует.

Карякин скорректировал свою позицию уже после того, как попытки документально обосновать возможность перезахоронения Ленина, ссылаясь на его предсмертную волю, были прекращены. В 1997 году точку в этом вопросе поставил Российский центр хранения и изучения документов Новейшей истории (РЦХИДНИ, ныне РГАСПИ), выдавший помощнику Ельцина Георгию Сатарову справку, в которой было сказано следующее: «В РЦХИДНИ не имеется ни одного документа Ленина или его близких и родственников относительно «последней воли» Ленина (выделено нами — авт.) быть захороненным на определенном российском (московском или петербургском) кладбище».

В марте 2017 года представители движения «Суть времени» повторили запрос, некогда осуществленный Сатаровым, и получили ответ из того же РГАСПИ. В письме № 1158-з/1873 от 04.04.2017 говорится, что в фондах РГАСПИ «документов, подтверждающих желание В. И. Ленина о месте его захоронения, не выявлено».

Кроме писателя Юрия Карякина, попытку обосновать необходимость вынести тело Ленина из Мавзолея и захоронить его рядом с матерью предпринял в 1999 году историк-лениновед Аким Арменакович Арутюнов. К слову, Аким Арутюнов был большим поклонником и другом идеолога перестройки Александра Николаевича Яковлева.

Арутюнов утверждал, что в 1971 году М. В. Фофанова, хозяйка последней конспиративной квартиры Ленина в Петербурге (Сердобольская улица, дом № 1/92), в личном разговоре рассказала ему, что Ленин за три месяца до кончины обратился к Крупской с просьбой похоронить его рядом с мамой. Историки подвергают критике методы работы Арутюнова с источниками. В частности, в данном случае он обращается к рассказам Фофановой, никак не подтверждая их достоверность.

Документально подтвержденное заявление Крупской о том, как надо похоронить Ленина, было сделано ею 30 января 1924 года. Со страниц газеты «Правда» она призвала рабочих и крестьян не создавать культ Ленина, по сути, полемизируя с идеей построения склепа (решение об этом принималось как раз в эти дни на II Всесоюзном съезде Советов). Близкий соратник Ленина В. Д. Бонч-Бруевич в своей книге «Воспоминания о Ленине» подтвердил неприятие Крупской и другими родственниками способа увековечения памяти Ленина в виде усыпальницы: «Надежда Константиновна, с которой я интимно беседовал по этому вопросу, была против мумификации Владимира Ильича. Так же высказались и его сестры Анна и Мария Ильиничны. То же говорил и его брат Дмитрий Ильич».

Однако тот же Бонч-Бруевич указывает, что позднее взгляды членов семьи Ленина на его захоронение в Мавзолее изменились: «Идея сохранения облика Владимира Ильича столь захватила всех, что была признана крайне необходимой, нужной для миллионов пролетариата, и всем стало казаться, что всякие личные соображения, всякие сомнения нужно оставить и присоединиться к общему желанию».

Б. И. Збарский, один из тех, кто руководил научной работой по бальзамированию Ленина, в книге «Мавзолей Ленина», отмечает, что Крупская была в числе делегатов XIII съезда РКП(б), посетивших Мавзолей 26 мая 1924 года и положительно оценивших ход работы по долгосрочному сохранению тела Ленина: «Отзывы делегатов съезда, Надежды Константиновны Крупской и других членов семьи Владимира Ильича вселили в нас уверенность в успехе дальнейшей работы».

Там же Б. И. Збарский приводит воспоминания брата Ленина Дмитрия Ильича, который 26 мая 1924 года также входил в состав делегации, посетившей Мавзолей, и был поражен увиденным: «Я сейчас ничего не могу сказать, я сильно взволнован. Он лежит таким, каким я его видел тотчас после смерти».

В российских СМИ можно прочитать о том, что после публикации статьи в «Правде» в январе 1924 года «Крупская никогда не посещала Мавзолей, не выступала с его трибуны и не упоминала его в своих статьях и книгах». Между тем многолетний секретарь Крупской В. С. Дридзо вспоминала, что Надежда Константиновна бывала в Мавзолее «очень редко, может быть, раз в год. Я ходила всегда вместе с ней». В последний раз Крупская посетила Мавзолей за несколько месяцев до своей кончины в 1938 году, о чем сохранились воспоминания сопровождавшего ее Б. И. Збарского: «Борис Ильич, — сказала Надежда Константиновна, — он всё такой же, а я так старею».

Миф о том, что сторонники вынесения Ленина из Мавзолея руководствуются гуманными соображениями

Один из доводов сторонников перезахоронения Ленина звучит так: «Даже и христианскую традицию извратили, приспособив к пролетарскому культу, — стали попирать прах ногами». Речь идет о том, что стоящие на трибуне Мавзолея якобы попирают ногами прах Ленина. Таким образом сторонники захоронения оказываются в позиции чуть ли не «защитников» праха Ленина от надругательства.

Напомним, однако, что пантеон испанских монархов в Эскориале расположен под алтарем собора. И церковь не находит ничего зазорного в том, чтобы люди находились этажом выше, фактически над могилой. Кроме того, в случае с Мавзолеем никакого попирания праха ногами не происходит, так как трибуна Мавзолея находится не прямо над склепом, а в стороне, над вестибюлем.

В числе тезисов о негуманном отношении к Ленину фигурирует утверждение, что тело Ленина содрогается, когда по Красной площади проходят танки. Так, например, Юрий Карякин заявляет: «Один этот тихий, забытый нами факт, что Ленин хотел лежать по-людски, — неужели мы это не поймем? Танки ходят по Красной площади, тело содрогается».

Однако это не соответствует действительности: тело Ленина никак не может «содрогаться», поскольку конструкция Мавзолея специально предусматривает надежную защиту от вибраций: «Для предохранения от сотрясений контрольных приборов, установленных в подвальном помещении и регистрирующих температуру и влажность, под Мавзолеем насыпан песчаный грунт, заполняющий дно котлована. На грунт положена железобетонная плита, на которой поставлен железобетонный каркас, жестко связанный с плитой основания, кирпичные стены, хорошо защищенные внизу от проникновения сырости. Вокруг плиты забита лента ограждающих свай, что предохраняет Мавзолей от сотрясения почвы при прохождении через площадь тяжелых танков во время парадов».

Важно понимать, что эта якобы «забота» о том, чтобы прах Ленина не попирался ногами стоящих на трибуне и не сотрясался от перемещения по Красной площади тяжелой техники, не имеет ничего общего с ощущением современников Ленина, скорбивщих о его кончине. Это ощущение передано в стихотворениях многих советских поэтов на смерть Ильича. Вот одно из них, написанное пролетарским поэтом Василием Казиным в декабре 1924 года. Автора совершенно не смущают ни трибуна Мавзолея (наоборот, Мавзолей для него — это именно трибуна), ни громкие площадные звуки — «топот ног» и «гром рукоплесканья». Он скорбит о том, что эти громкие звуки — ничуть не оскорбительные для Ленина — увы, «не разбудят пыл его дыханья».

Мавзолей

О хлебе, о Керзоне, о коммуне,
С огнем знамен и с древней тьмой забот,
Давно ль его послушать шел народ!
Его руки народный поворот
И до сих пор над площадью встает –
И вот невольно, слух взведя вперед,
Идет народ,
И к Мавзолею, как к трибуне.
Но нет, не слышен ни единый звук...
Ильич уснул... Ни горькие рыданья,
Ни топот ног, ни гром рукоплесканья,
Ни гул заводов и ни грохотанье
Чугунных пушек — не подымут рук
И не разбудят пыл его дыханья...
Но можно дать поруку из порук —
Одно взмутит его покойный дух:
Призывный стон невыносимых мук
Разбитого рабочего восстанья...

Поэт очень точно говорит о том единственном, что может возмутить «покойный дух» Ленина, — вовсе не наличие трибуны и не содрогание площади от прохода тяжелой техники, а «стон невыразимых мук разбитого рабочего восстанья». То есть уничтожение созданного Лениным государства. А потому псевдогуманная забота тех, кто ликовал по поводу гибели Советского Союза, о том, чтобы прах лежащего в Мавзолее Ленина не был возмущен громыханием техники или топотом ног на трибуне, выглядит кощунственной.

Источник: http://nikolay-siya.livejournal.com/780277.html

Теги: #РуСМИ #Русский Код

0 просмотров.

Смотрите также

Подписаться / Регистрация

 

Наши партнеры     Все партнеры

 
Top